Почему не работают коучинг и психотерапия

17 сентября 2019 г. в 10:22

Автор: Андрей Плигин – доктор психологических наук, 28 лет практической работы с клиентами, использует методы разных школ практической психологии.

Между прошлым и будущим, работа в пограничной полосе

Этот вопрос интересовал меня долгие годы, я рассматривал его под разными углами зрения. Для того, чтобы обозначить широту охвата проблемы при анализе, обозначу кратко сферу моих интересов и компетенций. Я занимаюсь нейролингвистическим программированием уже более 25 лет, будучи учредителем «Центра НЛП в Образовании». При этом мои личные интересы, как доктора психологических наук, все эти годы выходили за рамки НЛП, устремляясь в научную психологию, особенно в такие ее области, как общая, педагогическая, клиническая и организационная психология. В сферу моих интересов входили моделирование в области искусства, обучения, психотерапии, бизнеса, а также различные школы практической психологии: телесно-ориентированная терапия, трансактный анализ, психодрама, арт-терапия, гештальт, эриксоновский гипноз и т.д.

Работая со сложными симптомами, в качестве психотерапевта я давно понял, что в НЛП, как и в других школах психотерапии, нет техник для работы с так называемыми «трудными симптомами» - анорексией, булемией, миастенией, депрессией и т.д. Генеративное НЛП, разработанное Р. Дилтсом и входящее в обучающий курс «НЛП-мастер» нашего центра, лишь в некоторой мере восполняют эту брешь.

Специалисты в таких случаях обычно разводят руками и не берутся помогать. Лишь очень редкие из них говорят «Да» и вынуждены создавать сложную комбинацию из всего известного, погрузиться в исследование и творчество.

Я оказался в числе «немногих редких». Несколько моих первых успешных, но очень не простых попыток исцеления клиентов, побудили меня к поиску принципиально иного уровня, иных подходов, новой системы в работе с подобным симптомами, используя все мои накопленные знания и практический опыт в этих областях.

Осознанно прибегнув к столь категоричному и провокативному названию статьи, я преследовал цель подчеркнуть и заострить ваше внимание на важности и безотлагательности вопроса.

Остановлюсь кратко на причинах неэффективности коучинга и психотерапии в их классических подходах.

Как правило, «трудные симптомы» выросли на неких событиях, ситуациях в прошлом, подкрепляются настоящим и закрывают видение, путь в успешное будущее.

А теперь рассмотрим «сферу интересов» коучинга и психотерапии.

Психотерапевт чаще имеет дело со специфическими проблемными состояниями клиента и их симптомами. В процессе работы анализируется прошлое клиента, чтобы лучше понять его настоящее состояние. То есть, акцент делается на прошлом для понимания настоящего.

Коуч, как правило, фокусируется на помощи людям в решении их жизненных задач в настоящем и будущем, на достижении карьерных и личных целей клиента в будущем, исходя из его настоящего состояния.

Казалось бы, решение на поверхности, учитывая временной период, охватываемый подобными психологическими сложностями, – объединить усилия коучинга и психотерапии, исключив таким образом ситуации с непроработанными областями, которые могут вызвать в будущем рецедив или иначе возврат симптома.

Вы можете возразить, что психотерапевту совершенно не обязательно заниматься коучингом и наоборот, коучу совершенно не обязательно всегда погружаться в прошлое и заниматься психотерапией, бывают ведь и локальные задачи. Соглашусь. Но с небольшой поправкой. Ситуация много интереснее и напоминает айсберг с его превалирующей скрытой от поверхностного взгляда частью.

В психотерапии существуют авторитетные школы оказания помощи людям с накопленными традициями подготовки специалистов, методологией и практикой работы терапевта. На основе разных психологических знаний, клинических исследований, анализа практики можно разработать множество авторских подходов, так же, как и психологических концепций, которых уже более 200. В европейскую ассоциацию психотерапевтов (ЕАП) в настоящий момент входит 22 модальности (самостоятельные школы), среди которых НЛП. В одиннадцати странах приняты законы о психотерапии, где психотерапевт — отдельная, самостоятельная специальность, получаемая в результате примерно 400 часов подготовки, использующая медицинские и психологические знания, но не являющаяся непосредственно выводной из них, так как она предполагает обширную, глубокую и многолетнюю, как правило, не менее 4 лет, подготовку в рамках одной из модальностей психотерапии. То есть велик риск достаточно «узкого» спектра инструментов, подходов, используемых в работе специалиста.

Говоря о работе психотерапевта, а она бесспорно часто оказывается результативной при работе с травмами, предлагаю задуматься, как часто при этом она бывает эффективной? И что подразумевается под эффективностью?

Во-первых, человек, приходя к психотерапевту и заявляя проблему, которую он хочет убрать, подсознательно ожидает, что его жизнь в корне изменится, а этого не происходит. И, когда травма прорабатывается, клиент все равно во многом остается беспомощным. Он не научился жить без этой проблемы, не знает как и не может изменить свою жизнь, стать успешнее. Его будущее не меняется.

Во-вторых, в терапии, особенно когда она длительная, и нет быстрого результата, иногда преодолевая проблему клиент теряет мотивацию. Разговоры с человеком в ходе терапии о том, что его жизнь может очень сильно измениться, то есть, по сути, интегрирование коучинговых инструментов в работу, могли бы создать у клиента мощнейшую мотивацию к изменениям, к работе на психотерапевтических сессиях. Тогда решение проблем происходит с другой мотивацией.

Учитывая это, терапевту было бы очень полезно владеть коучинговыми инструментами и хотя бы немного заниматься даже в ходе терапии коучингом для клиента.

Особенно коучинг оказывается полезен в осознавании и достижении клиентом своего наивысшего потенциала в профессиональной деятельности. А у клиентов с «трудными симптомами» возникают, как правило, с течением времени сопутствующие симптомы в виде сложностей в профессиональной сфере, усугубляющие ситуацию, и полноценная самореализация закрепила бы терапевтический результат, выступила бы поддерживающим аспектом в жизни клиента.

Для коучей и в отношении коучинга ситуация еще более сложная, и проблема стоит острее.

С одной стороны, во многих европейских странах, например, в Австрии, Германии, он признается отдельной профессией, и существует соответствующая подготовка специалистов на базе самостоятельного высшего образования, без которой специалист не может заниматься легально коучингом.

С другой, я считаю, что у коучинга пока есть довольно существенные слабые стороны. К ним можно отнести следующее:

  • отсутствие четкой диагностики, определяющей, в какой ситуации коучинг неэффективен для клиента;
  • акцентирование каждой сессии на решении одной конкретной задачи/цели;
  • отсутствие системности;
  • эклектичность;
  • заимствование большинства инструментов из других школ консультирования;
  • отсутствие доказательности эффективности используемых методик;
  • поверхностный уровень подготовки специалистов в рамках работы с клиентами.

У меня нет идеи пополнить число людей, которые критикуют данный вид консультирования, а их не мало, как у всего нового. Для того чтобы двигаться вперед, полезно замечать слабые стороны того, что хочешь развивать и совершенствовать. Являясь относительно молодым видом консультирования, коучинг проходит естественные фазы своего развития и пока ещё не обрел своих четких границ, самостоятельных технологий и даже не имеет разделяемого всеми определения.

У приходящих на коучинг клиентов в их актуальной зоне ближайшего развития могут не проявляться или проявляться не сильно глубинные травмы, такие, например, как сложности, вызванные детско-родительским сценарием. Но в тот момент, когда клиент захочет сделать квантовый рывок в своем развитии, они будут очень сильно его сдерживать. Поэтому коуч, в ситуациях работы со среднесрочными целями, а особенно когда это стратегический коучинг и речь идет про наивысший потенциал, может не понимать, почему коучинг оказывается не эффективен.

Итак, к какому выводу я пришел в своих попытках найти решение? Как имея все замечательные, яркие, но такие разные, порой кажущиеся несвязанными, «ингридиенты» получить результат? Каковы шансы получить положительный результат в работе с подобными клиентами, объединив усилия и техники, инструментарий? Каким образом мы можем использовать наработанную научную и практическую базу обеих областей?

Системная работа с человеком с точки зрения 3-х времен, сочетание двух технологий позволит выработать общую стратегию психологической помощи и тактически ее осуществить, так чтобы сделать ее более полной, глубокой, действенной.

Мне удавалось добиваться значительного успеха в работе с подобными сложными симптомами, если я начинал исследовать то, как симптом связан со «способом жить» человека. Можно сказать, что вся моя практика подталкивала меня к мыслям в направлении «стиль жизни», «жизненный путь».

Именно этим принципом я руководствовался, разрабатывая авторский научный метод «Системное формирование жизненного пути личности», который представлен двумя взаимопроникающими технологиями «Коучинг жизненного пути личности» и «Терапия жизненного пути личности».

В данной концепции под понятием «жизненный путь» понимается индивидуальная траектория или «маршрут» жизни человека, его внутренние представления «проекта жизни» и внешнее его осуществление.

Работа с психическими травмами и глубинными проблемами, «трудными симптомами», чаще всего идущими из прошлого, предполагает психотерапию жизненного пути, а работа с жизненными умениями и жизненными задачами, направленными на эффективное самоосуществление, стремление к наивысшему потенциалу, преодоление жизненных препятствий предполагает коучинг жизненного пути личности.

С учетом анализа реальной практики консультирования, предлагается выделять следующие варианты работы:

  • глубинная и длительная психотерапия
  • стратегический коучинг
  • сначала психотерапия, а затем среднесрочный коучинг
  • сначала тактический коучинг, затем психотерапия и после этого среднесрочный коучинг.

Технология «Коучинг жизненного пути личности» особенно актуальна коучам, так как может стать одним из ответов на затронутые здесь слабые моменты коучинга и, как минимум, расширением теоретической и практической профессиональной подготовки, ступенью к еще большему мастерству. Содержание книги.

​​​​​​​

К сожалению, рамки статьи не могут вместить в себя большого и полноценного обзора данного метода.

Данный подход позволяет осуществить «выигрыш/выигрыш» для психологов, психотерапевтов и коучей. Каждый из профессионалов может обогатить свою компетентность «на пересечении» своих компетенций со смежными.

Уверен, что будущее за ищущими и развивающимися профессионалами.​​​​​

Научность, простота, практичность, глубина, системность — главные критерии новой психотехнологии — «4D Коучинг Жизненного Пути». Теперь она доступна и в книжном формате - заказать.

  • Психика, здоровье
  • Коучинг
  • Психотерапия
  • Психология для профи
  • Автор Андрей Плигин

Комментарии (0):

Материалы по теме:

Картинка к "Почему у психотерапии в России нет будущего"
24 дек. 2017 г.
Да простят меня уважаемые читатели за столь провокационное и одновременно амбициозно-экспертное название статьи. Надеюсь, дальнейшее повествование полностью прояснит мое видение и объяснит такое название. Для того чтобы говорить о психотерапии, а тем более рассуждать относительно того, есть ли у нее будущее или нет, целесообразно определиться, что есть психотерапия.
9Подробнее →
Картинка к "Как оставить свой след в жизни и не наследить"
13 дек. 2019 г.
Человек хочет оставить после себя след в жизни. Это желание на уровне инстинкта самосохранения, заложено очень глубоко.
Картинка к "Встреча «Большой тройки»"
04 мар. 2020 г.
Как превратить свои слабости в союзников на пути к достижению амбициозных целей?
Картинка к "Эриксоновский гипноз"
01 янв. 2006 г.
Эриксоновский гипноз - недирективный гипноз, разработанный Милтоном Эриксоном. В этой разновидности гипноза человек концентрируется на своих внутренних переживаниях и на время перестает воспринимать окружающую реальность, незаметно для себя входит в транс. Внешне это выглядит так, будто человек «находится не здесь»: взгляд обращен «внутрь себя», дыхание замедлено, тело расслаблено.
Картинка к "И.О. Вагин о коучинге"
01 янв. 2010 г.
С чего все начинается? Есть заказ. Заказ на то, что руководитель или директор говорит «мне кажется, я не очень эффективно провожу совещания!». Я тут же попросил его обозначить цель. «Давайте представим идеальный образ, как бы вы хотели проводить совещания?» Можно мне посетить совещание, которое вы проводите? До этого я ничего ему не предлагал.
Картинка к "Коучинг и психотерапия"
01 янв. 2010 г.
Коучинг появился как противовес психотерапии, ориентируясь на работу со здоровыми людьми - как со здоровыми людьми, без лечения. Разницу между коучингом и психотерапии легко проиллюстрировать следующей анекдотом-метафорой. Пришел клиент к коучу, говорит "Хочу козу!" - "Прекрасно, - говорит коуч, - давай с тобой продумаем, какую козу тебе лучше купить, куда тебе ее поставить и где на все это взять денег?"
Картинка к "НЛП, нейролингвистическое программирование"
01 янв. 2000 г.
НЛП, нейролингвистическое программирование - брэнд и направление в практической психологии со своей историей, персонами, языком, методиками и традициями​.
Картинка к "Проблемы и задачи, психотерапия и здоровая психология"
01 окт. 2022 г.
От чего зависит то или иное восприятие жизненных затруднений, видение их как трудных проблем или как творческих задач?
Картинка к "Психотерапия"
01 янв. 2003 г.
В узком и точном понимании, психотерапия — это лечение психических расстройств психологическими средствами. Однако сегодня понятие психотерапии все более расширяется, выходя за рамки только лечения и по сути смыкаясь с понятием психологической помощи.
Картинка к "Психотерапия или личностное развитие? (Масколье)"
01 окт. 2022 г.
Наши клиенты часто задают этот вопрос, вероятно, потому, что на него невозможно дать четкий ответ. Между данными понятиями нет существенных различий. Как показывает опыт, они взаимосвязаны так тесно, что в каждый момент времени с нами происходит и то и другое. Я проводил трехдневный семинар под названием «Гештальт и видео». Во время работы каждому участ­нику предлагалось увидеть свое собственное изображение на экране и таким образом осознать различные проявления своего бытия в мире. Камера у меня в руках, от нее протянут к телевизору десятиметровый кабель, что позволяет мне легко перемещаться. Жан в центре группы.
Картинка к "Работа с настоящим в психотерапии"
01 окт. 2022 г.
Работа с настоящим - работа с тем, что для клиента находится в "сегодня", с сегодняшним поведением и состоянием клиента, меняя его ошибочные элементы на более оптимальные. Это практика изменения актуального поведения или состояния клиента, находящегося чаще в позиции Жертвы и воспринимающего происходящие с ним затруднения как проблемы.
Картинка к "Работа с прошлым в психотерапии"
01 окт. 2022 г.
Работа с прошлым в психотерапии, точнее в психотерапевтическом консультировании, исходит из представления, что некоторые сегодняшние актуальные проблемы являются таковыми не сами по себе, а в связи с тем, что за ними стоит и их провоцирует прошлый негативный опыт