Читаем стихи, тренируем интонации

26 октября 2018 г., 13:47

Материал для статьи собрал Н.И. Козлов,
Ректор Университета практической психологии

Наверное, у вас на книжной полке стоит роман Александра Сергеевича Пушкина «Евгений Онегин». Вы давно брали его в руки? Возьмите, откройте – и почитайте вслух. Послушайте слова, из которых складывается роман, послушайте звучание этих слов – доставьте себе это удовольствие! А потом послушайте, как «Евгения Онегина» читает Иннокентий Смоктуновский – и попробуйте повторить его тембр, его дыхание и его интонации. Когда это начнет у вас получаться, оставьте это себе как звучание уже вашей повседневной речи.

Цель упражнения «Читаем стихи, тренируем интонации» – работа над интонацией и голосом с помощью стихотворений. 

Направления работы

Методика работы
Восхищенная красота
Лирическая задушевность
Эротика
Драматизм
Энергетика
Философская глубина
Героика
Детские
Пародии «У попа была собака»
Ода голосу

Важна звонкость голоса и способность восхищенными глазами видеть картины, описанные в стихах. 

Зимнее утро (А.С. Пушкин)
Солнце и Поэт (В. Маяковский)
Весна (Н.И. Козлов)

Зимнее утро

Автор А. С. Пушкин. Читает Н.И. Козлов

Мороз и солнце; день чудесный!
Еще ты дремлешь, друг прелестный —
Пора, красавица, проснись:
Открой сомкнуты негой взоры
Навстречу северной Авроры,
Звездою севера явись!
Вечор, ты помнишь, вьюга злилась,
На мутном небе мгла носилась;
Луна, как бледное пятно,
Сквозь тучи мрачные желтела,
И ты печальная сидела —
А нынче... погляди в окно:
Под голубыми небесами
Великолепными коврами,
Блестя на солнце, снег лежит;
Прозрачный лес один чернеет,
И ель сквозь иней зеленеет,
И речка подо льдом блестит.
Вся комната янтарным блеском
Озарена. Веселым треском
Трещит затопленная печь.
Приятно думать у лежанки.
Но знаешь: не велеть ли в санки
Кобылку бурую запречь?
Скользя по утреннему снегу,
Друг милый, предадимся бегу
Нетерпеливого коня
И навестим поля пустые,
Леса, недавно столь густые,
И берег, милый для меня.

 

Необычайное происшествие, или Солнце и Поэт (Фрагмент)

Автор Владимир Маяковский. Читает Н.И. Козлов

Про то, про это говорю, что-де заела Роста,
а солнце: «Ладно, не горюй, смотри на вещи просто!
А мне, ты думаешь, светить легко. – Поди, попробуй! -
А вот идешь – взялось идти, идешь – и светишь в оба!»
Болтали так до темноты – до бывшей ночи то есть.
Какая тьма уж тут? На «ты» мы с ним, совсем освоясь.
И скоро, дружбы не тая, бью по плечу его я.
А солнце тоже: «Ты да я, нас, товарищ, двое!
Пойдем, поэт, взорим, вспоем у мира в сером хламе.
Я буду солнце лить свое, а ты – свое, стихами».
Стена теней, ночей тюрьма под солнц двустволкой пала.
Стихов и света кутерьма сияй во что попало!
Устанет то, и хочет ночь прилечь, тупая сонница.
Вдруг – я во всю светаю мочь – и снова день трезвонится.
Светить всегда, светить везде, до дней последних донца,
светить – и никаких гвоздей! Вот лозунг мой и солнца!

Весна

Текст
Н.И. Козлов
Тимур Айкенов

Н.И. Козлов

Работать надо — а не хочется.
Весна шарахнула, явившись!
Собаки на заборы мочатся,
В любви друг другу объяснившись.

Закон весны универсален!
Преодолев земные силы
Я полечу под небесами
Купаться в луже теплой сини.

А чтоб ты там, внизу, не плакала,
От аппетитных тучек-бочек
Я отломаю самый лакомый
И принесу тебе кусочек.

«Весна» (1).mp4

 

 

 

Неизвестный тип медиа

 

Весна

Автор и чтец Н.И. Козлов

Работать надо – а не хочется.
Весна шарахнула, явившись!
Собаки на заборы мочатся,
В любви друг другу объяснившись.

Закон весны универсален!
Преодолев земные силы,
Я полечу под небесами 
Купаться в луже теплой сини!

А чтоб ты там, внизу, не плакала,
От аппетитных тучек-бочек
Я отломаю самый лакомый
И подарю тебе кусочек...

 

Мягкий тембр, чередование надежды и печали.

«Я б тебя поцеловала...» (Апполон Майков)
Первые свидания. (А. Тарковский)
Лирическая (В. Высоцкий)

Апполон Майков. «Я б тебя поцеловала...»

Я б тебя поцеловала,
Да боюсь, увидит месяц,
Ясны звездочки увидят
С неба звездочка скатится
И расскажет синю морю,
Сине море скажет веслам,
Весла – Яни-рыболову,
А у Яни – люба Мара
А когда узнает Мара -
Все узнают в околотке,
Как тебя я ночью лунной
В благовонный сад впускала,
Как ласкала, целовала,
Как серебряная яблонь
Нас цветами осыпала…

Арсений Тарковский. Первые свидания

Свиданий наших каждое мгновенье
Мы праздновали, как богоявленье,
Одни на целом свете. Ты была
Быстрей и легче птичьего крыла,
По лестнице, как головокруженье
Через ступень сбегала и вела
Сквозь влажную сирень в свои владенья
С той стороны зеркального стекла.

Когда настала ночь, была мне милость
Дарована, алтарные врата
Отворены, и в темноте светилась 
И медленно клонилась нагота,
И, просыпаясь: «Будь благословенна!» —
Я говорил, и знал, что дерзновенно
Мое благословенье: ты спала,
И тронуть веки синевой вселенной
К тебе сирень тянулась со стола,
И синевою тронутые веки
Спокойны были, и рука тепла.

Работа с голосом: Начало. Читает Анастасия Кошелева

А в хрустале пульсировали реки,
Дымились горы, брезжили моря,
И ты держала сферу на ладони
Хрустальную, и ты спала на троне,
И — боже правый! — ты была моя.

Ты пробудилась и преобразила
Вседневный человеческий словарь,
И речь по горло полнозвучной силой
Наполнилась, и слово ТЫ раскрыло
Свой новый смысл и означало: ЦАРЬ.

Работа с голосом: Результат. Читает Анастасия Кошелева

На свете все преобразилось, даже
Простые вещи — таз, кувшин, когда
Стояла между нами, как на страже,
Слоистая и твердая вода.

Нас повело неведомо куда.
Пред нами расступались, как миражи,
Построенные чудом города,
Сама ложилась мята нам под ноги,
И птицам с нами было по дороге,
И рыбы поднимались по реке,
И небо развернулось пред глазами...

Когда судьба по следу шла за нами,
Как сумасшедший с бритвою в руке.

Владимир Высоцкий. Лирическая

Владимир Высоцкий. Лирическая.

Здесь лапы у елей дрожат на весу
Здесь птицы щебечут тревожно,
Живёшь в заколдованном диком лесу
Откуда уйти невозможно.

Пусть черёмухи сохнут бельём на ветру
Пусть дождём опадают сирени,
Всё равно я отсюда тебя заберу
Во дворец, где играют свирели.

Твой мир колдунами на тысячи лет
Укрыт от меня и от света,
И думаешь ты, что прекраснее нет
Чем лес заколдованный этот.

Пусть на листьях не будет росы по утру
Пусть луна с небом пасмурным в ссоре,
Всё равно я отсюда тебя заберу
В светлый терем с балконом на море.

В какой день недели, в котором часу
Ты выйдешь ко мне осторожно,
Когда я тебя на руках унесу
Туда, где найти невозможно.

Украду, если кража тебе по душе
Зря ли я столько сил разбазарил,
Соглашайся хотя бы на рай в шалаше
Если терем с дворцом кто-то занял.

 

Это было у моря
В шумном платье муаровом
Коньяк забыт...

 

Это было у моря

Автор Игорь Северянин. Читает Н.И. Козлов

Это было у моря, где ажурная пена,
Где встречается редко городской экипаж...
Королева играла в башне замка Шопена,
И, внимая Шопену, полюбил ее паж.

Было все очень просто, было все очень мило:
Королева просила перерезать гранат,
И дала половину, и пажа истомила,
И пажа полюбила, вся в мотивах сонат.

А потом отдавалась, отдавалась грезово,
До восхода рабыней проспала госпожа...
Это было у моря, где волна бирюзова,
Где ажурная пена и соната пажа.

Читает Н.И. Козлов

В шумном платье муаровом

Автор: Игорь Северянин.
Признан «Королем поэтов» в 1918 году,
победив в том числе и В. Маяковского,
который занял 2-е место.

В шумном платье муаровом,
в шумном платье муаровом
По аллее олуненой Вы проходите морево...
Ваше платье изысканно,
Ваша тальма лазорева,
А дорожка песочная от листвы разузорена -
Точно лапы паучие, точно мех ягуаровый.

Поет Юрий Березин.

Песенный вариант.

Для утонченной женщины
ночь всегда новобрачная...
Упоенье любовное Вам судьбой предназначено...
В шумном платье муаровом,
в шумном платье муаровом -
Вы такая эстетная, Вы такая изящная...
Но кого же в любовники? И найдется ли пара Вам?

Ножки пледом закутайте
дорогим, ягуаровым,
И садясь комфортабельно в ландолете бензиновом,
Жизнь доверьте Вы мальчику в макинтоше резиновом, 
И закройте глаза ему
Вашим платьем жасминовым -
Шумным платьем муаровым,
шумным платьем муаровым!

Поет Ирина Дельская

Потрясающее сопрано

 

 

Коньяк забыт, проблем не существует, 
Расплавлены тела, как мягкий воск, 
Рука в руке, дыхание волнует -
И наша ночь... И запах свежих роз... 

Парить над миром, звёзды не считая, 
И страстью жечь, и нежностью ласкать, 
И знать лишь то, что «Ничего не знаю...», 
И губы цвета вишни целовать... 

Касаний шёлк и трепет ожиданья, 
Желание в расширенных зрачках, 
Горячие и дерзкие признанья 
И – дрожь... И сладость в кратком: «Ах!..»

 

Драматизм – это резкие перепады громкости и скорости, скачки от отчаяния к благодарности – и обратно... 

Лиличке (В. Маяковский)
Чёрный человек (С. Есенин)
Сонет (И. Бунин)
Говорит Юрий Левитан

Лиличке

Автор Владимир Маяковский
Читает Н.И. Козлов

Дым табачный воздух выел.
Комната – глава в крученыховском аде.
Вспомни – за этим окном впервые
руки твои, исступленный, гладил.

Сегодня сидишь вот, сердце в железе,
День еще – выгонишь, можешь быть, изругав.
В мутной передней долго не влезет
сломанная дрожью рука в рукав.

Выбегу, тело в улицу брошу я.
Дикий, обезумлюсь, отчаяньем иссечась.
Не надо этого, дорогая, хорошая,
дай простимся сейчас.

Все равно любовь моя – тяжкая гиря ведь -
висит на тебе, куда ни бежала б.
Дай в последнем крике выреветь
горечь обиженных жалоб.

Если быка трудом уморят -
он уйдет, разляжется в холодных водах.
Кроме любви твоей, мне нету моря,
а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых.

Захочет покоя уставший слон -
царственный ляжет в опожаренном песке.
Кроме любви твоей, мне нету солнца,
а я и не знаю, где ты и с кем.

Если б так поэта измучила,
Он любимую на деньги б и славу выменял,
а мне ни один не радостен звон,
кроме звона твоего любимого имени.

И в пролет не брошусь, и не выпью яда,
и курок не смогу над виском нажать. 
Надо мною, кроме твоего взгляда,
не властно лезвие ни одного ножа.

Слов моих сухие листья ли
заставят остановиться, жадно дыша?
Дай хоть последней нежностью
выстелить твой уходящий шаг.

Чёрный человек 

Читает Сергей Безруков. Прочитаете так же?

Автор Сергей Есенин

Друг мой, друг мой,
Я очень и очень болен.
Сам не знаю, откуда взялась эта боль.
То ли ветер свистит
Над пустым и безлюдным полем,
То ль, как рощу в сентябрь,
Осыпает мозги алкоголь.

Голова моя машет ушами,
Как крыльями птица.
Ей на шее ноги
Маячить больше невмочь.
Черный человек,
Черный, черный,
Черный человек
На кровать ко мне садится,
Черный человек
Спать не дает мне всю ночь.

Черный человек.mp4

Алексей Ромашов копирует стиль Безрукова. Мощно!

Черный человек
Водит пальцем по мерзкой книге
И, гнусавя надо мной,
Как над усопшим монах,
Читает мне жизнь
Какого-то прохвоста и забулдыги,
Нагоняя на душу тоску и страх.
Черный человек,
Черный, черный!

«Слушай, слушай, —
Бормочет он мне, —
В книге много прекраснейших
Мыслей и планов.
Этот человек
Проживал в стране
Самых отвратительных
Громил и шарлатанов.

В декабре в той стране
Снег до дьявола чист,
И метели заводят
Веселые прялки.
Был человек тот авантюрист,
Но самой высокой
И лучшей марки.

Был он изящен,
К тому ж поэт,
Хоть с небольшой,
Но ухватистой силою,
И какую-то женщину,
Сорока с лишним лет,
Называл скверной девочкой
И своею милою.

Счастье, — говорил он, —
Есть ловкость ума и рук.
Все неловкие души
За несчастных всегда известны.
Это ничего,
Что много мук
Приносят изломанные
И лживые жесты.

В грозы, в бури,
В житейскую стынь,
При тяжелых утратах
И когда тебе грустно,
Казаться улыбчивым и простым —
Самое высшее в мире искусство».

«Черный человек!
Ты не смеешь этого!
Ты ведь не на службе
Живешь водолазовой.
Что мне до жизни
Скандального поэта.
Пожалуйста, другим
Читай и рассказывай».

Черный человек
Глядит на меня в упор.
И глаза покрываются
Голубой блевотой, —
Словно хочет сказать мне,
Что я жулик и вор,
Так бесстыдно и нагло
Обокравший кого-то.

.......................................

Друг мой, друг мой,
Я очень и очень болен.
Сам не знаю, откуда взялась эта боль.
То ли ветер свистит
Над пустым и безлюдным полем,
То ль, как рощу в сентябрь,
Осыпает мозги алкоголь.

Ночь морозная.
Тих покой перекрестка.
Я один у окошка,
Ни гостя, ни друга не жду.
Вся равнина покрыта
Сыпучей и мягкой известкой,
И деревья, как всадники,
Съехались в нашем саду.

Где-то плачет
Ночная зловещая птица.
Деревянные всадники
Сеют копытливый стук.
Вот опять этот черный
На кресло мое садится,
Приподняв свой цилиндр
И откинув небрежно сюртук.

«Слушай, слушай! —
Хрипит он, смотря мне в лицо,
Сам все ближе
И ближе клонится. —
Я не видел, чтоб кто-нибудь
Из подлецов
Так ненужно и глупо
Страдал бессонницей.

Ах, положим, ошибся!
Ведь нынче луна.
Что же нужно еще
Напоенному дремой мирику?
Может, с толстыми ляжками
Тайно придет „она“,
И ты будешь читать
Свою дохлую томную лирику?

Ах, люблю я поэтов!
Забавный народ.
В них всегда нахожу я
Историю, сердцу знакомую, —
Как прыщавой курсистке
Длинноволосый урод
Говорит о мирах,
Половой истекая истомою.

Не знаю, не помню,
В одном селе,
Может, в Калуге,
А может, в Рязани,
Жил мальчик
В простой крестьянской семье,
Желтоволосый,
С голубыми глазами...

И вот стал он взрослым,
К тому ж поэт,
Хоть с небольшой,
Но ухватистой силою,
И какую-то женщину,
Сорока с лишним лет,
Называл скверной девочкой
И своею милою».

«Черный человек!
Ты прескверный гость.
Эта слава давно
Про тебя разносится».
Я взбешен, разъярен,
И летит моя трость
Прямо к морде его,
В переносицу...

..................................

...Месяц умер,
Синеет в окошко рассвет.
Ах ты, ночь!
Что ты, ночь, наковеркала?
Я в цилиндре стою.
Никого со мной нет.
Я один...
И разбитое зеркало...

Сонет

Автор Иван Бунин. Читает Н.И. Козлов

Поп сив и стар. Глаза красны от слез.
Одна забота — зажигать лампады.
Жена в гробу. И дочка за оградой.
Последний друг — худой, облезлый пес.

Теперь попу уже немного надо:
Краюшку хлеба, пачку папирос...
Но жаден пес. С ним никакого сладу -
Лукав, хитер. И мясо он унес.

Нет, так нельзя! В глазах усталых пламень,
Поп, ковыляя, тащится в сарай,
Берет топор. И, наточив о камень,
Псу говорит в последний раз: прощай.

Топор взлетел широким плавным взмахом,
И заалела киноварью плаха.

Слушают все граждане Советского Союза!

Говорит Юрий Левитан.

 

Новая вкладка

 

Маяковский «Паспорт» – мощная энергетика, Аверин «Я разный» – быстрая энергетика! Тренируйтесь перед зеркалом или на камеру. Выберите небольшой отрывок стихотворения, который вы знаете наизусть и начинайте повторяйте его, раз за разом раскручивая свою энергетику. Громче! Четче! Не всегда нужно говорить быстрее, важнее делать в нужных местах ударные акценты. Проверьте – ежедневные тренировки по 15 минут скоро действительно поднимут вашу энергетику.

Научились энергично выступать перед зеркалом, переносите этот навык в жизнь: в каждом разговоре старайтесь выдавать энергетику выше вашего обычного уровня. Ваша речь слышится странно? Не важно, вначале это бывает у всех. Через две недели все устаканится и вы начнете говорить энергично и громко естественным для себя образом.

 

Паспорт (В. Маяковский)
Утренняя пробежка
Песнь о Буревестнике
«Я разный» (Е. Евтушенко)
Копуша

Стихи о советском паспорте

Текст
Н.И. Козлов
Мухаммад
Александр Маханов
Антон Власов

Владимир Маяковский

Я волком бы выграз бюрократизм.
К мандатам почтения нету.
К любым чертям с матерями катись любая бумажка.
Но эту…

По длинному фронту купе и кают чиновник учтивый движется.
Сдают паспорта, и я сдаю мою пурпурную книжицу.
К одним паспортам – улыбка у рта.
К другим – отношение плевое.
С почтеньем берут, например, паспорта с двухспальным английским левою.

Глазами доброго дядю выев, не переставая кланяться,
Берут, как будто берут чаевые, паспорт американца.
На польский – глядят, как в афишу коза.
На польский – выпяливают глаза в тугой полицейской слоновости –
Откуда, мол, и что это за географические новости?
И не повернув головы кочан и чувств никаких не изведав,
Берут, не моргнув, паспорта датчан и разных прочих шведов.

И вдруг, как будто ожогом, рот скривило господину.
Это господин чиновник берет мою краснокожую паспортину.
Берет – как бомбу, берет – как ежа, как бритву обоюдоострую,
Берет, как гремучую в 20 жал змею двухметроворостую.

Моргнул многозначаще глаз носильщика, хоть вещи снесет задаром вам.
Жандарм вопросительно смотрит на сыщика, сыщик на жандарма.
С каким наслажденьем жандармской кастой я был бы исхлестан и распят за то,
Что в руках у меня молоткастый, серпастый советский паспорт.

Я волком бы выгрыз бюрократизм.
К мандатам почтения нету.
К любым чертям с матерями катись любая бумажка.
Но эту…
Я достаю из широких штанин дубликатом бесценного груза.
Читайте, завидуйте, я – гражданин Советского Союза.

Читает Н.И. Козлов

Читает Александр Маханов

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПЕСНЬ О БУРЕВЕСТНИКЕ

Текст
Читает Н.И. Козлов
Ксения Елизарова

Над седой равниной моря ветер тучи собирает. Между тучами и морем гордо реет Буревестник, черной молнии подобный. То крылом волны касаясь, то стрелой взмывая к тучам, он кричит, и — тучи слышат радость в смелом крике птицы. В этом крике — жажда бури! Силу гнева, пламя страсти и уверенность в победе слышат тучи в этом крике.

Чайки стонут перед бурей, — стонут, мечутся над морем и на дно его готовы спрятать ужас свой пред бурей. Глупый пингвин робко прячет тело жирное в утесах… Только гордый Буревестник реет смело и свободно над седым от пены морем!

Гром грохочет. В пене гнева стонут волны, с ветром споря. Вот охватывает ветер стаи волн объятьем крепким и бросает их с размаху в дикой злобе на утесы, разбивая в пыль и брызги изумрудные громады. Буревестник с криком реет, черной молнии подобный, как стрела пронзает тучи, пену волн крылом срывает.

Вот он носится, как демон, — гордый, черный демон бури, — и смеется, и рыдает… Он над тучами смеется, он от радости рыдает! В гневе грома, — чуткий демон, — он давно усталость слышит, он уверен, что не скроют тучи солнца, — нет, не скроют!

— Буря! Скоро грянет буря!

Это смелый Буревестник гордо реет между молний над ревущим гневно морем; то кричит пророк победы:

— Пусть сильнее грянет буря!..

 

Евгений Евтушенко «Я разный». 

Текст
Максим Аверин
Ольга Катыхова
Олеся Падерова
Елена Савина
Кристина Мариза
Татьяна Клочнева
Тимур Айкенов

Я разный — я натруженный и праздный.
Я целе- и нецелесообразный.
Я весь несовместимый, неудобный,
застенчивый и наглый, злой и добрый.
Я так люблю, чтоб все перемежалось!
И столько всякого во мне перемешалось
от запада и до востока,
от зависти и до восторга!
Я знаю — вы мне скажете: «Где цельность?»
О, в этом всем огромная есть ценность!
Я вам необходим. Я доверху завален,
как сеном молодым машина грузовая.
Лечу сквозь голоса, сквозь ветки, свет и щебет,
и — бабочки в глаза, и — сено прет сквозь щели!
Да здравствуют движение и жаркость,
и жадность, торжествующая жадность!
Границы мне мешают… Мне неловко
не знать Буэнос-Айреса, Нью-Йорка.
Хочу шататься, сколько надо, Лондоном,
со всеми говорить — пускай на ломаном.
Мальчишкой, на автобусе повисшим,
Хочу проехать утренним Парижем!
Хочу искусства разного, как я!
Пусть мне искусство не дает житья
и обступает пусть со всех сторон…
Да я и так искусством осажден.
Я в самом разном сам собой увиден.
Мне близки и Есенин, и Уитмен,
и Мусоргским охваченная сцена,
и девственные линии Гогена.
Мне нравится и на коньках кататься,
и, черкая пером, не спать ночей.
Мне нравится в лицо врагу смеяться
и женщину нести через ручей.
Вгрызаюсь в книги и дрова таскаю,
грущу, чего-то смутного ищу,
и алыми морозными кусками
арбуза августовского хрущу.
Пою и пью, не думая о смерти,
раскинув руки, падаю в траву,
и если я умру на белом свете,
то я умру от счастья, что живу. 

 

Читает Татьяна Клочнева

Читает Тимур Айкенов

 

 

 

Текст
Н.И. Козлов
Олеся Падерова
Екатерина Титова

Утренняя пробежка (Н.И. Козлов)

Я погружаюсь в сон, как в маленькую смерть...
Но продираюсь сквозь завесы мрака, -
И – здравствуй, утро! Здравствуй, жизнь без страха!
Во имя жизни выбираю сметь!

И в улицу, бегом, свободою вздохнуть
И рассказать душе про бестолковость мести.
О, здравствуй, небо! Мы с тобою вместе
Взлетим туда, где ляжет новый путь.

Бегу вперед, а ты меня веди.
От солнца жмурюсь, ножками стараюсь, -
Ну, здравствуй, Жизнь! Тут весело, я справлюсь -
С тобой и с Солнцем я непобедим!

Я уже горжусь, что я автор этого стихотворения!

 

Оригинал
Вкладка 2

Данные вкладки 2

Оригинал

Читает автор.

Дети бывают копушами, дети нередко разыгрывают копуш... Как на это реагировать?
Представил всё происходящее в лицах: дочка 6 лет, мама и папа. Итак...

- О господи, ты не готова?
Нам выходить давно пора,
Нас ждать не будут доктора.
Мы опоздаем, дочка, снова!

- Ну мама, как же ты достала!
У этой кофты подвороты...
И очень узкие колготы.
Ну помоги одеться, мама!

- Ну ладно, ладно, помогу...
Сиди спокойно и не злись.
Но ты сама-то шевелись!

- Не торопи, я не могу
Сюда, в штаны, продеть ногу!

- Дочурка, побыстрей немного,
Совсем с ума сойду, ей богу!

- Я не могу быстрее, мама!
- О горе, как же ты упряма!

На помощь маме прибыл папа:

- Любимая, расслабься.
Лапа,
на уговорах ставим точку.
Не беспокойся за врачей,
Займемся нашей милой дочкой.
Взгляни на папу! Так-то лучше.
Ну, а теперь меня послушай.

О дочка, свет моих очей!
На кофте, слышу, подвороты,
Они - такие обормоты! -
Мешают дочке дорогой.
Но не волнуйся, дорогая,
Мы их отпорем, боже мой!
Смотри - вот кофточка другая,
Для поликлиники как раз.
Её наденем в этот раз.
Я достаю секундомер -
Поправь лицо! Никто не помер.
Забег на время, кто не понял.
Контрольный сделаем замер.
Зачет по кофте: "Снять - надеть" -
И для развития сноровки
Начнем, понятно, с тренировки.
Порадуй папу, дочка! Геть!

(Всего одна минута где-то -
И чудо! Всё уже надето...)

Ну вот и славно. Как вернетесь,
То к упражнению вернетесь.
Программа бодрая у нас:
Сними наряд. Надень наряд.
Еще разок. И так подряд,
Пока луч солнца не погас.
И, по оценкам оптимиста,
Ты будешь делать столько раз,
Пока не будешь делать быстро!
Такая вот у нас программа.
Не огорчай, дочурка, маму! 

 «У попа была собака…» подборка пародий из сборника «Парнас дыбом». Подборка используется для развития эмоциональной выразительности.

Лонгфелло
Некрасов
Иван Бунин
Анна Ахматова
Оскар Уайльд
Зощенко
Вертинский

Генри Лонгфелло. Песнь о Гайавате: «В безмятежные дни мира, дни и радости, и счастья...» 

В безмятежные дни мира, дни и радости, и счастья,
На земле Оджибуэев жил седой учитель-кацик.
У него был Мишенава, пес ученый и лукавый,
И старик души не чаял в Мишенаве, псе разумном.

Как-то, сидя у вигвама и прислушиваясь к стону                                
Засыпающей Шух-шух-ги, цапли сизой длинноперой,
Он задумался глубоко и забыл о пеммикане,
Что для трапезы вечерней принесли ему соседи.

То проведал Мишенава, и как гнусный Шегодайя,
Трус презренный и ничтожный,
Он подкрался к пеммикану.
Вмиг все съел обжора гадкий.

Но узнал об этом кацик и схватил свой томагаук,
он убил одним ударом злого вора Мишенаву.
А потом сплел пестрый вампум про себя и про собаку:
»В безмятежные дни мира, дни и радости и счастья...»

– и т. д.

Н.А. Некрасов: «В каком краю неведомо, в какой году несказано... « 

В каком краю — неведомо,
В каком году — не сказано,
В деревне Пустоголодно
Жил был расстрига-поп.

С попом жила собачечка,
По имени Жужжеточка,
Собой умна, красоточка,
Да и честна притом.

На ту собачку верную
Бросал свои владения,
Столовую, кладовую, 
Телячья мяса полную,
Поп все свое добро.

Но голод шутку скверную
Сыграл с Жужжеткой верною,
И дичь украв превкусную,
Собака съела всю.

Узнав про кражу злостную,
Поп взял секиру острую,
И ту собачку верную
В саду он зарубил.

И слезы проливаючи,
Купил плиту чугунную,
И буквами словенскими
Велел Вавиле слесарю
Там надпись написать...

В каком краю — неведомо,
В каком году — не сказано…

И т.д.

Иван Бунин. Сонет «Поп сив и стар. Глаза красны от слез»

Читают Дистантники

Поп сив и стар. Глаза красны от слез.
Одна забота — зажигать лампады.
Жена в гробу. И дочка за оградой.
Последний друг — худой, облезлый пес.

Теперь попу уже немного надо:
Краюшку хлеба, пачку папирос...
Но жаден пес. С ним никакого сладу -
Лукав, хитер. И мясо он унес.

Нет, так нельзя! В глазах усталых пламень,
Поп, ковыляя, тащится в сарай,
Берет топор. И, наточив о камень,
Псу говорит в последний раз: прощай.

Топор взлетел широким плавным взмахом,
И заалела киноварью плаха.

 

Анна Ахматова: «Я бедный попик убогий...» 

Я бедный попик убогий,
Живу без улыбок и слез.
Ах, все исходил дороги
Со мною немощный пес.

Обветшала грустная келья,
Скуден мяса кусок.
И его в печальном весельи
Куда-то пес уволок.

И смерть к нему руки простерла...
Оба мы скорбь затаим.
Не знал я, как хрупко горло
Под ошейником медным твоим.

Оскар Уайльд: «Он убил ее. Убил, потому что любил!» 

Он убил ее. Убил, потому что любил. Так повелось в веках.

Пурпурное мясо, кровавое, как тога римских императоров, и более красное, нежели огненные анемоны, еще терзал жемчуг ее зубов. Серебряные луны ее маленьких ножек неподвижно покоились на изумрудном газоне, окрашенном рубиновой кровью, этой росой любви и страдания.

– Poor Bobby! — прошептал мистер Чьюизбл, викарий Ноттенгеймской церкви, отбрасывая прочь палку, орудие убийства. — «Ты не знал, что, хотя любовь есть воровство, воровство не есть любовь. Смерть открыла тебе эту тайну. Покойся с миром».

Он удалился. С лиловых ирисов капали слезы на золотой песок. Он убил ее. Убил, потому что любил.

Михаил Зощенко: «А я вам, гражданочка, прямо скажу: не люблю я попов» 

ПЕРВЫЙ ЖАЛОСТЛИВЫЙ РАССКАЗ

А я вам, гражданочка, прямо скажу: не люблю я попов. А за что, спросите, не люблю? За жадность, за скаредность, – вот за что. И не то чтоб я сам мот был или бонвиван какой, но вот судите сами, какие от попов могут поступки происходить.

Живет с нами на одной лестнице духовная особа, Николо-Воздвиженского приходу священник. Собачка у них имелась, не скажу чтобы очень благородного происхождения, да ведь главное-то не лягавость эта самая, а характер. А характер у ней, надо сказать, замечательный был, ну, просто сказать, домовитая собачка была, не гулена какая-нибудь дворняжная.

А только стали мы примечать, что собачка худеть начала. Ребра, знаете, обозначаются, и на морде грусть. Одно слово – плохое питание и обмен веществ. Стали мы духовной особе замечания говорить, не по грубости, конечно, а по-деловому: «Так, мол, и так, вы бы, товарищ, служитель культа, собачке вашей мясной паек увеличили, худает собачка ваша, как бы и вовсе не сдохла». А духовная особа проходит равнодушной походкой, будто и не ее это касается.

Только гляжу, в понедельник утром возле помойной ямы собачий труп валяется. Ножки тоненькие свесились, шерсточка в крови, а ухо-то, знаете, вроде как каблуком придавлено. Тоска меня взяла – очень уж приятная собака во дворе была, никогда на лестнице не гадила. Стал я у дворника справки наводить, как да что да неужто песик своею смертью от плохого питания помер. И узнали мы, гражданочка, что духовное лицо своими руками собачку уничтожило за паршивый, извиняюсь, кусок мяса. Съела собачка мясо обеденное, а мясу тому, простите, кукиш цена. Обида меня взяла, гражданочка, скажу вам, до смерти. И хотите – обижайтесь, хотите – нет, а я вам открыто скажу: не люблю я лиц духовной категории.

А.Н. Вертинский: «Куда же вы ушли, мой серенький, мой козлик...»

 

Куда же вы ушли, мой серенький, мой козлик,
С бубенчиком во лбу и лентой на рогах?
Грустит ваш сад, Наннет-старушка плачет возле
Об умершей любви, о майских прошлых днях.

В последний миг я видел вас так близко,
В далекий лес вас мчал кабриолет.
Потом под тяжестью волка вы пали низко,
Лишь ножки и рога оставив для Наннет.

 

МЕТОДИКА РАБОТЫ

Я даю вам тематические блоки, в которых собраны специально подобранные стихи с интересными, очень характерными интонациями (точнее, с возможностью интересных интонаций).

Ваша задача №1 – поискать свои интонации для их прочтения, найти свой способ их прочтения, прочитать их и записать их на диктофон.

Задача №2: прослушать эти стихотворения, как читают их профессионалы, и попытаться воспроизвести стихотворение с интонациями профессионалов. Снова – записать на диктофон.

Чтобы было удобнее работать, буду размещать и тексты стихотворений, и лучшие аудиозаписи их прочтения. 

В результате должна быть не театральная декламация, а основные яркие и сильные интонации, востребованные в жизни. Что для этого нужно?

  1. Выбрать правильное стихотворение, смысл, текст и интонацию которого можно применить в жизни. Это могут быть лирические, драматические, детские, веселые стихотворения. Читать их можно как для себя для повышения энергии, настроения, так и для других людей, детей. Подборки лучших эмоционально выразительных стихотворений можно посмотреть на Психологосе: тут и далее смотрите связанные статьи.
  2. Читая стихотворение нужно научиться «доставать до души», чтобы люди почувствовали настоящую жизнь, увидели картину происходящих действий, запомнили смысл, прониклись душой.
  3. Подобрать правильную интонацию. Интонация в стихотворении будет найдена тогда, когда слова легко произносить, когда они льются на одном дыхании, как в песне.
  4. Подстроить дыхание. У каждого стихотворения есть свое дыхание. Его нужно найти или подобрать нужное.
  5. В веселых стихотворениях лучше читать с детской интонацией. Получается действительно ярко, задорно, игриво, интересно.
  6. Увидеть какое стихотворение нужно прочитать примерно в одной интонации, а какое с резкой сменой интонаций и картинок, чтобы были заметны перепадыТакже здесь важно обратить внимание на частоту произношения. Где-то возможно проговаривать быстро, строка за строкой, где-то с теплотой, медленно и душевно.
  7. Импровизировать нужно на базе хороших наработок, образцов. Если стихотворение читать впервые, то лучше сначала посмотреть как его читают профессионалы, а затем с той же интонацией прочитать самому. Т.к. копирование – это первый шаг, чтобы попасть в слог.
  8. Проживать образ самому, когда читаешь стихотворение. Это тоже один из факторов, чтобы на все 100% подобрать интонацию!

Далее щелкайте табики наверху, под заголовком «Направления работы». Под табиками будут тексты специально подобранных стихотворений и образцы, которые вам нужно воспроизвести. 

«Ода голосу». Читает Ксения Елизарова

 

 

 

Путник
И это снилось мне, и это снится мне
Синий цвет
Настанет день, исчезну я

Путник

Автор Белла Ахмадулина
Читает Н.И. Козлов

Прекрасной медленной дорогой
иду в Алёкино – оно
зовёт себя: Алёкино,
и дух мой, мерный и здоровый,
мне внове, словно не знаком.

И, может быть, не современник
мне тот, по склону, сквозь репейник
в Алёкино за молоком бредущий путник.

Да туда ли,
затем ли, ныне ль он идет,
врисован в луг и небосвод
для чьей-то думы и печали?
Я – лишь сейчас, в сей миг, а он -
всегда: пространства завсегдатай,
подошвами худых сандалий
осуществляет ход времен
вдоль вечности и косогора.
Приняв на лоб припек огня
небесного, он от меня
все дальше и – исчезнет скоро.
Смотрю вослед своей душе,
как в сумерках на убыль света,
отсутствую и брезжу где-то
то ли еще, то ли уже.
И, выпроставшись из артерий,
громоздких пульсов и костей
вишу, как стайка новостей,
в ночи не принятых антенной.

Моё сознание растолкав 
и заново его туманя
дремотной речью, тётя Маня
протягивает мне стакан
парной и первобытной влаги.

Сижу. Смеркается. Дождит.
Я вновь жива и вновь должник
в дали белеющей бумаги.

Старуха рада, что зятья
убрали сено. Тишь. Беспечность.
Течёт, впадая в бесконечность,
журчание житья – бытья.

И снова путник одержимый
вступает в низкую зарю,
и вчуже долго я смотрю
на бег его непостижимый.

Непоправимо сир и жив,
он строго шествует куда-то,
как будто за красу заката
на нём ответственность лежит.

И это снилось мне, и это снится мне... 

Автор Арсений Тарковский
Читает Н.И. Козлов

И это снилось мне, и это снится мне,
И это мне еще когда-нибудь приснится,
И повторится все, и все довоплотится,
И вам приснится все, что видел я во сне.

Там в стороне от нас, от мира в стороне,
Волна идет вослед волне о берег биться,
А на волне — звезда, и человек, и птица,
И явь, и сны, и смерть — волна вослед волне.

Зачем считать меня? Я был, и есть, и буду.
Жизнь — чудо из чудес, и на ладони чуду
Один, как сирота, я сам себя кладу,

Один, среди зеркал в ограде отражений
Морей и городов, лучащихся в чаду…
И мать в слезах кладет ребенка на колени.

Синий цвет

Стихи Николоза Бараташвили, перевод Бориса Пастернака
Читает Резо Габриадзе

Цвет небесный, синий цвет, 
Полюбил я с малых лет.
В детстве он мне означал 
Синеву иных начал.

И теперь, когда достиг 
Я вершины дней своих,
В жертву остальным цветам 
Голубого не отдам.

Он прекрасен без прикрас. 
Это цвет любимых глаз.
Это взгляд бездонный твой, 
Напоенный синевой.

Это цвет моей мечты. 
Это краска высоты.
В этот голубой раствор 
Погружен земной простор.

Это легкий переход 
В неизвестность от забот
И от плачущих родных 
На похоронах моих.

Это синий негустой 
Иней над моей плитой.
Это сизый зимний дым 
Мглы над именем моим.

Настанет день, исчезну я...

Автор Иван Бунин

Настанет день — исчезну я,
А в этой комнате пустой
Все то же будет: стол, скамья
Да образ, древний и простой.

И так же будет залетать
Цветная бабочка в шелку,
Порхать, шуршать и трепетать
По голубому потолку.

И так же будет неба дно
Смотреть в открытое окно
и море ровной синевой
манить в простор пустынный свой.

Новая вкладка

Новая вкладка

 

Вы хотите стремиться к высотам, вам важно побеждать? – В вашей душе должна звучать героика...

Вперед!

 

Ассаргадон
Я, гений
Демон
Пророк
Голос победы

Ассаргадон (Ассирийская надпись)

Автор Валерий Брюсов
Читает Владимир Пащенко

Я — вождь земных царей и царь, Ассаргадон. 
Владыки и вожди, вам говорю я: горе! 
Едва я принял власть, на нас восстал Сидон.
Сидон я ниспроверг и камни бросил в море.

Египту речь моя звучала, как закон,
Элам читал судьбу в моем едином взоре,
Я на костях врагов воздвиг свой мощный трон.
Владыки и вожди, вам говорю я: горе!

Кто превзойдет меня? Кто будет равен мне?
Деянья всех людей — как тень в безумном сне, 
Мечта о подвигах — как детская забава.

Я исчерпал до дна тебя, земная слава!
И вот стою один, величьем упоен,
Я, вождь земных царей и царь — Ассаргадон.

Я, гений

Игорь Северянин в доработке Н.И. Козлова
Читает Н.И. Козлов

Я, гений, Игорь Северянин, 
Своей победой упоен: 
Я повсеградно оэкранен! 
Я повсесердно утвержден!

От Баязета к Порт-Артуру 
Черту упорную провел. 
Я покорил литературу! 
Взорлил, гремящий, на престол!

Я — год назад — сказал: «Я буду!» 
Год отсверкал, и вот — я есть! 
Не суетитесь, лизоблюды - 
Мне, королю, излишня лесть.

Я выполнил свою задачу, 
Литературу покорив. 
И покидаю вас. «На дачу!» -
Поет душа, стремит мотив. 

Я покидаю вас. Но с вами 
Останется мой дерзкий слог! 
До встречи!
Игорь Северянин, король поэтов.
Гений. Бог.  

Пророк

Автор А.С. Пушкин
Читают Евгений Миронов и Иннокентий Смоктуновский

Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился, —
И шестикрылый серафим
На перепутье мне явился.
Перстами легкими как сон
Моих зениц коснулся он.
Отверзлись вещие зеницы,
Как у испуганной орлицы.
Моих ушей коснулся он, —
И их наполнил шум и звон:
И внял я неба содроганье,
И горний ангелов полет,
И гад морских подводный ход,
И дольней лозы прозябанье.

И он к устам моим приник,
И вырвал грешный мой язык,
И празднословный и лукавый,
И жало мудрыя змеи
В уста замершие мои
Вложил десницею кровавой.
И он мне грудь рассек мечом,
И сердце трепетное вынул,
И угль, пылающий огнем,
Во грудь отверстую водвинул.
Как труп в пустыне я лежал,
И бога глас ко мне воззвал:
«Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей,
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей».

Читает Ольга Фирсова, интонации по Смоктуновскому

Слушают все граждане Советского Союза!

Говорит Юрий Левитан

Демон

Автор Александр Блок. Читает Н.И. Козлов

Иди, иди за мной — покорной
И верною моей рабой.
Я на высокий гребень горный
Взлечу уверенно с тобой.

И на горах, в сверканьи белом,
На незапятнанном лугу,
Божественно-прекрасным телом
Тебя я странно обожгу.

Ты знаешь ли, какая малость
Та человеческая ложь,
Та грустная земная жалость,
Что дикой страстью ты зовешь?

Когда же вечер станет тише,
И, околдованная мной,
Ты полететь захочешь выше
Пустыней неба огневой, —

Да, я возьму тебя с собою
И вознесу тебя туда,
Где кажется земля звездою,
Землею кажется звезда.

Дрожа от страха и бессилья,
Тогда шепнешь ты: отпусти…
И, распустив тихонько крылья,
Я улыбнусь тебе: лети.

И под божественной улыбкой
Уничтожаясь на лету,
Ты полетишь, как камень зыбкий,
В сияющую пустоту…

 

 

Любимые стихотворения детей и для детей – это всегда сокровища. Чудесные, яркие, веселые образы и интонации детских стихотворений легко переносить в другие ситуации неформального общения, создавая общую радость.

Бармаглот
Наш сосед Иван Петрович
Отчего кошку назвали кошкой?
Поросенок и жеребенок
Слово
Снегирь

Наш сосед Иван Петрович

Агния Барто. Читает Рина Зеленая

Знают нашего соседа
Все ребята со двора.
Он им даже до обеда
Говорит, что спать пора.

Он на всех глядит сердито,
Все не нравится ему:
– Почему окно открыто?
Мы в Москве, а не в Крыму!

На минуту дверь откроешь -
Говорит он, что сквозняк.
Наш сосед Иван Петрович
Видит все всегда не так.

Нынче день такой хороший,
Тучки в небе ни одной.
Он ворчит: – Надень галоши,
Будет дождик проливной!

Я поправился за лето,
Я прибавил пять кило.
Я и сам заметил это -
Бегать стало тяжело.

– Ах ты, мишка косолапый, -
Мне сказали мама с папой,
– Ты прибавил целый пуд! 
– Нет, – сказал Иван Петрович, 
– Ваш ребенок слишком худ!

Мы давно твердили маме:
«Книжный шкап купить пора!
На столах и под столами
Книжек целая гора».

У стены с диваном рядом
Новый шкап стоит теперь.
Нам его прислали на дом
И с трудом втащили в дверь.

Так обрадовался папа:
– Стенки крепкие у шкапа,
Он отделан под орех!
Но пришел Иван Петрович -
Как всегда, расстроил всех.

Он сказал, что все не так:
Что со шкапа слезет лак,
Что совсем он не хорош,
Что цена такому грош,
Что пойдет он на дрова
Через месяц или два!

Есть щенок у нас в квартире,
Спит он возле сундука.
Нет, пожалуй, в целом мире
Добродушнее щенка.

Он не пьет еще из блюдца.
В коридоре все смеются:
Соску я ему несу.
– Нет! – кричит Иван Петрович.
– Цепь нужна такому псу!

Но однажды все ребята
Подошли к нему гурьбой,
Подошли к нему ребята
И спросили: – Что с тобой?

Почему ты видишь тучи
Даже в солнечные дни?
Ты очки протри получше
Может, грязные они?
Может, кто-нибудь назло
Дал неверное стекло?

– Прочь! – сказал Иван Петрович.
Я сейчас вас проучу!
Я, – сказал Иван Петрович,
– Вижу то, что я хочу.

Отчего кошку назвали кошкой?

Автор Самуил Маршак

У старика и старухи
Был котёночек черноухий,
Черноухий И белощёкий,
Белобрюхий И чернобокий.

Стали думать старик со старухой:
– Подрастает наш черноухий,
Мы вскормили его и вспоили,
Только дать ему имя забыли.

Назовём черноухого «Тучей».
Пусть он будет большой и могучий -
Выше дерева, больше дома,
Пусть мурлычет он громче грома!

– Нет, – сказала, подумав, старуха, -
Туча легче гусиного пуха.
Гонит ветер огромные тучи,
Собирает их в серые кучи.
Свищет ветер протяжно и звонко.
Не назвать ли нам «Ветром» котёнка?

– Нет, старуха,– Старик отвечает,-
Ветер только деревья качает,
А стена остаётся в покое,
Не назвать ли котёнка «Стеною»?

Старику отвечает старуха:
– Ты лишился на старости слуха!
Вот прислушайся вместе со мною:
Слышишь, мышка шуршит за стеною?
Точит дерево мышка-воришка.
Не назвать ли нам кошку – «Мышка»?

– Нет, старуха, – Старик отвечает, -
Кошка мышку со шкуркой съедает.
Значит, кошка сильнее немножко!
Не назвать ли нам кошку кошкой?

Поросенок и жеребенок

Михаил Яснов. Читает Н.И. Козлов

Поросенок – сенок – поро,
Жеребенок – бенок – жере
Шли однажды по дороге
Ниоткуда никуда.

Поросенок – сенок – жере,
Жеребенок – бенок – поро
Поскользнулись и упали,
И скатились под откос.

Поросенок – женок – поро,
Жересенок – сенок – жере
Так запутались в сугробе,
Что подняться не смогли.

Говорила Мышка Кошке:
– Я вчера видала чудо -
Ржал в сугробе поросенок,
Как здоровый жеребец!

Отвечала Кошка Мышке:
– Это все пустые сплетни -
Я слыхала: жеребенок
Хрюкал до ночи в снегу!

– Ерунда! – вскричала Мышка.
– Ерунда! – вскричала Кошка.
– Шутки! – Враки! – Чушь!
– Нелепость! И расселись по углам.

Поросенок – сенок – поро,
Жеребенок – бенок – жере
Утром вылезли из снега
И сказали дружно: «Фу-у-у!»

И пошли тихонько дальше.
Поросенок простудился
И из каждого колодца
Пил парное молоко.

СЛОВО (Н.И. Козлов)

Я люблю свою семью
И ее не подведу.
Я поем и суп, и кашу,
Все, что даст нам мама наша.

Если мама даст нам рис —
Съем я рису без каприз,
Потому что привереда
Остается без обеда.

Я смогу не баловаться,
Не болтать и не смеяться,
Пока ем, молчу как рыба,
А поел — скажу спасибо.

Чтоб себя мне уважать —
Буду слово я держать:
Только тот, кто держит слово,
Уважения достоин.

Снегирь

На Арбате, в магазине,
За окном устроен сад.
Там летает голубь синий,
Снегири в саду свистят.

Я одну такую птицу
За стеклом видал в окне,
Я видал такую птицу,
Что теперь не спится мне.

Ярко-розовая грудка,
Два блестящие крыла...
Я не мог ни на минутку
Оторваться от стекла.

Из-за этой самой птицы
Я ревел четыре дня.
Думал, мама согласится -
Будет птица у меня.

Но у мамы есть привычка
Отвечать всегда не то:
Говорю я ей про птичку,
А она мне про пальто.

Что в карманах по дыре,
Что дерусь я во дворе,
Что поэтому я должен
Позабыть о снегире.

Я ходил за мамой следом,
Поджидал ее в дверях,
Я нарочно за обедом
Говорил о снегирях.

Было сухо, но галоши
Я послушно надевал,
До того я был хорошим -
Сам себя не узнавал.

Я почти не спорил с дедом,
Не вертелся за обедом,
Я «спасибо» говорил,
Всех за все благодарил.

Трудно было жить на свете,
И, по правде говоря,
Я терпел мученья эти
Только ради снегиря.

До чего же я старался!
Я с девчонками не дрался.

Как увижу я девчонку,
Погрожу ей кулаком
И скорей иду в сторонку,
Будто я с ней незнаком.

Мама очень удивилась:
– Что с тобой, скажи на милость?
Может, ты у нас больной -
Ты не дрался в выходной!

И ответил я с тоской:
– Я теперь всегда такой.

Добивался я упрямо,
Повозился я не зря.
– Чудеса,– сказала мама
И купила снегиря.

Я принес его домой.
Наконец теперь он мой!
Я кричал на всю квартиру:
– У меня снегирь живой!

Я им буду любоваться,
Будет петь он на заре...
Может, снова можно драться
Завтра утром во дворе?

 

 

Путник (Б. Ахмадулина)
И это снилось мне, и это снится мне... (А. Тарковский)
Синий цвет (Н. Бараташвили)
Настанет день, исчезну я... (И. Бунин)

Путник

Автор Белла Ахмадулина. Читает Н.И. Козлов

Прекрасной медленной дорогой
Иду в Алёкино (оно зовёт себя: Алёкино),
и дух мой, мерный и здоровый,
мне внове, словно не знаком.

И, может быть, не современник
мне тот, по склону, сквозь репейник
в Алёкино за молоком бредущий путник.

Да туда ли,
затем ли, ныне ль он идет,
врисован в луг и небосвод
для чьей-то думы и печали?
Я – лишь сейчас, в сей миг, а он -
всегда: пространства завсегдатай,
подошвами худых сандалий
осуществляет ход времен
вдоль вечности и косогора.
Приняв на лоб припек огня
небесного, он от меня
все дальше и – исчезнет скоро.
Смотрю вослед своей душе,
как в сумерках на убыль света,
отсутствую и брезжу где-то
то ли еще, то ли уже.
И, выпроставшись из артерий,
громоздких пульсов и костей
вишу, как стайка новостей,
в ночи не принятых антенной.

Моё сознание растолкав 
и заново его туманя
дремотной речью, тётя Маня
протягивает мне стакан
парной и первобытной влаги.

Сижу. Смеркается. Дождит.
Я вновь жива и вновь должник
в дали белеющей бумаги.

Старуха рада, что зятья
убрали сено. Тишь. Беспечность.
Течёт, впадая в бесконечность,
журчание житья – бытья.

И снова путник одержимый
вступает в низкую зарю,
и вчуже долго я смотрю
на бег его непостижимый.

Непоправимо сир и жив,
он строго шествует куда-то,
как будто за красу заката
на нём ответственность лежит.

И это снилось мне, и это снится мне... 

Автор Арсений Тарковский. Читает Н.И. Козлов

И это снилось мне, и это снится мне,
И это мне еще когда-нибудь приснится,
И повторится все, и все довоплотится,
И вам приснится все, что видел я во сне.

Там в стороне от нас, от мира в стороне,
Волна идет вослед волне о берег биться,
А на волне — звезда, и человек, и птица,
И явь, и сны, и смерть — волна вослед волне.

Зачем считать меня? Я был, и есть, и буду.
Жизнь — чудо из чудес, и на ладони чуду
Один, как сирота, я сам себя кладу,

Один, среди зеркал в ограде отражений
Морей и городов, лучащихся в чаду…
И мать в слезах кладет ребенка на колени.

Синий цвет

Стихи Николоза Бараташвили, перевод Бориса Пастернака
Читает Резо Габриадзе

Цвет небесный, синий цвет, 
Полюбил я с малых лет.
В детстве он мне означал 
Синеву иных начал.

И теперь, когда достиг 
Я вершины дней своих,
В жертву остальным цветам 
Голубого не отдам.

Он прекрасен без прикрас. 
Это цвет любимых глаз.
Это взгляд бездонный твой, 
Напоенный синевой.

Это цвет моей мечты. 
Это краска высоты.
В этот голубой раствор 
Погружен земной простор.

Это легкий переход 
В неизвестность от забот
И от плачущих родных 
На похоронах моих.

Это синий негустой 
Иней над моей плитой.
Это сизый зимний дым 
Мглы над именем моим.

Настанет день, исчезну я...

Автор Иван Бунин

Настанет день — исчезну я,
А в этой комнате пустой
Все то же будет: стол, скамья
Да образ, древний и простой.

И так же будет залетать
Цветная бабочка в шелку,
Порхать, шуршать и трепетать
По голубому потолку.

И так же будет неба дно
Смотреть в открытое окно
и море ровной синевой
манить в простор пустынный свой.

 

Ассаргадон (В. Брюсов)
Я, гений (И. Северянин)
Демон (А. Блок)
Пророк (А.С. Пушкин)
Слушают все граждане Советского Союза!

Ассаргадон (Ассирийская надпись)

Автор Валерий Брюсов
Читает Владимир Пащенко

Я — вождь земных царей и царь, Ассаргадон. 
Владыки и вожди, вам говорю я: горе! 
Едва я принял власть, на нас восстал Сидон.
Сидон я ниспроверг и камни бросил в море.

Египту речь моя звучала, как закон,
Элам читал судьбу в моем едином взоре,
Я на костях врагов воздвиг свой мощный трон.
Владыки и вожди, вам говорю я: горе!

Кто превзойдет меня? Кто будет равен мне?
Деянья всех людей — как тень в безумном сне, 
Мечта о подвигах — как детская забава.

Я исчерпал до дна тебя, земная слава!
И вот стою один, величьем упоен,
Я, вождь земных царей и царь — Ассаргадон.

Я, гений

Игорь Северянин в доработке Н.И. Козлова
Читает Н.И. Козлов

Я, гений, Игорь Северянин, 
Своей победой упоен: 
Я повсеградно оэкранен! 
Я повсесердно утвержден!

От Баязета к Порт-Артуру 
Черту упорную провел. 
Я покорил литературу! 
Взорлил, гремящий, на престол!

Я — год назад — сказал: «Я буду!» 
Год отсверкал, и вот — я есть! 
Не суетитесь, лизоблюды - 
Мне, королю, излишня лесть.

Я выполнил свою задачу, 
Литературу покорив. 
И покидаю вас. «На дачу!» -
Поет душа, стремит мотив. 

Я покидаю вас. Но с вами 
Останется мой дерзкий слог! 
До встречи! Игорь Северянин, 
Король поэтов. Гений. Бог.

Демон

Автор Александр Блок. Читает Н.И. Козлов

Иди, иди за мной — покорной
И верною моей рабой.
Я на высокий гребень горный
Взлечу уверенно с тобой.

И на горах, в сверканьи белом,
На незапятнанном лугу,
Божественно-прекрасным телом
Тебя я странно обожгу.

Ты знаешь ли, какая малость
Та человеческая ложь,
Та грустная земная жалость,
Что дикой страстью ты зовешь?

Когда же вечер станет тише,
И, околдованная мной,
Ты полететь захочешь выше
Пустыней неба огневой, —

Да, я возьму тебя с собою
И вознесу тебя туда,
Где кажется земля звездою,
Землею кажется звезда.

Дрожа от страха и бессилья,
Тогда шепнешь ты: отпусти…
И, распустив тихонько крылья,
Я улыбнусь тебе: лети.

И под божественной улыбкой
Уничтожаясь на лету,
Ты полетишь, как камень зыбкий,
В сияющую пустоту…

Пророк

Автор А.С. Пушкин
Читают Евгений Миронов и Иннокентий Смоктуновский

Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился, —
И шестикрылый серафим
На перепутье мне явился.
Перстами легкими как сон
Моих зениц коснулся он.
Отверзлись вещие зеницы,
Как у испуганной орлицы.
Моих ушей коснулся он, —
И их наполнил шум и звон:
И внял я неба содроганье,
И горний ангелов полет,
И гад морских подводный ход,
И дольней лозы прозябанье.

И он к устам моим приник,
И вырвал грешный мой язык,
И празднословный и лукавый,
И жало мудрыя змеи
В уста замершие мои
Вложил десницею кровавой.
И он мне грудь рассек мечом,
И сердце трепетное вынул,
И угль, пылающий огнем,
Во грудь отверстую водвинул.
Как труп в пустыне я лежал,
И бога глас ко мне воззвал:
«Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей,
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей».

Слушают все граждане Советского Союза!

Говорит Юрий Левитан

Говорит Алексей Ромашов

Любимые стихотворения детей и для детей – это всегда сокровища. Чудесные, яркие, веселые образы и интонации детских стихотворений легко переносить в другие ситуации неформального общения, создавая общую радость. 

Наш сосед Иван Петрович (А. Барто)
Отчего кошку назвали кошкой? (М. Маршак)
Поросенок и жеребенок (М. Яснов)
СЛОВО (Н.И. Козлов)

Наш сосед Иван Петрович

Агния Барто. Читает Рина Зеленая

Знают нашего соседа
Все ребята со двора.
Он им даже до обеда
Говорит, что спать пора.

Он на всех глядит сердито,
Все не нравится ему:
– Почему окно открыто?
Мы в Москве, а не в Крыму!

На минуту дверь откроешь -
Говорит он, что сквозняк.
Наш сосед Иван Петрович
Видит все всегда не так.

Нынче день такой хороший,
Тучки в небе ни одной.
Он ворчит: – Надень галоши,
Будет дождик проливной!

Я поправился за лето,
Я прибавил пять кило.
Я и сам заметил это -
Бегать стало тяжело.

– Ах ты, мишка косолапый, -
Мне сказали мама с папой,
– Ты прибавил целый пуд! 
– Нет, – сказал Иван Петрович, 
– Ваш ребенок слишком худ!

Мы давно твердили маме:
»Книжный шкап купить пора!
На столах и под столами
Книжек целая гора».

У стены с диваном рядом
Новый шкап стоит теперь.
Нам его прислали на дом
И с трудом втащили в дверь.

Так обрадовался папа:
– Стенки крепкие у шкапа,
Он отделан под орех!
Но пришел Иван Петрович -
Как всегда, расстроил всех.

Он сказал, что все не так:
Что со шкапа слезет лак,
Что совсем он не хорош,
Что цена такому грош,
Что пойдет он на дрова
Через месяц или два!

Есть щенок у нас в квартире,
Спит он возле сундука.
Нет, пожалуй, в целом мире
Добродушнее щенка.

Он не пьет еще из блюдца.
В коридоре все смеются:
Соску я ему несу.
– Нет! – кричит Иван Петрович.
– Цепь нужна такому псу!

Но однажды все ребята
Подошли к нему гурьбой,
Подошли к нему ребята
И спросили: – Что с тобой?

Почему ты видишь тучи
Даже в солнечные дни?
Ты очки протри получше
Может, грязные они?
Может, кто-нибудь назло
Дал неверное стекло?

– Прочь! – сказал Иван Петрович.
Я сейчас вас проучу!
Я, – сказал Иван Петрович,
– Вижу то, что я хочу.

Поросенок и жеребенок (Михаил Яснов)

Читает Н.И. Козлов

Поросенок – сенок – поро,
Жеребенок – бенок – жере
Шли однажды по дороге
Ниоткуда никуда.

Поросенок – сенок – жере,
Жеребенок – бенок – поро
Поскользнулись и упали,
И скатились под откос.

Поросенок – женок – поро,
Жересенок – сенок – жере
Так запутались в сугробе,
Что подняться не смогли.

Говорила Мышка Кошке:
– Я вчера видала чудо -
Ржал в сугробе поросенок,
Как здоровый жеребец!

Отвечала Кошка Мышке:
– Это все пустые сплетни -
Я слыхала: жеребенок
Хрюкал до ночи в снегу!

– Ерунда! – вскричала Мышка.
– Ерунда! – вскричала Кошка.
– Шутки! – Враки! – Чушь!
– Нелепость! И расселись по углам.

Поросенок – сенок – поро,
Жеребенок – бенок – жере
Утром вылезли из снега
И сказали дружно: «Фу-у-у!»

И пошли тихонько дальше.
Поросенок простудился
И из каждого колодца
Пил парное молоко.

СЛОВО (Н.И. Козлов)

Я люблю свою семью
И ее не подведу.
Я поем и суп, и кашу,
Все, что даст нам мама наша.

Если мама даст нам рис —
Съем я рису без каприз,
Потому что привереда
Остается без обеда.

Я смогу не баловаться,
Не болтать и не смеяться,
Пока ем, молчу как рыба,
А поел — скажу спасибо.

Чтоб себя мне уважать —
Буду слово я держать:
Только тот, кто держит слово,
Уважения достоин.

​​Отчего кошку назвали кошкой?

Автор Самуил Маршак

У старика и старухи
Был котёночек черноухий,
Черноухий И белощёкий,
Белобрюхий И чернобокий.

Стали думать старик со старухой:
– Подрастает наш черноухий,
Мы вскормили его и вспоили,
Только дать ему имя забыли.

Назовём черноухого «Тучей».
Пусть он будет большой и могучий -
Выше дерева, больше дома,
Пусть мурлычет он громче грома!

– Нет, – сказала, подумав, старуха, -
Туча легче гусиного пуха.
Гонит ветер огромные тучи,
Собирает их в серые кучи.
Свищет ветер протяжно и звонко.
Не назвать ли нам «Ветром» котёнка?

– Нет, старуха,– Старик отвечает,-
Ветер только деревья качает,
А стена остаётся в покое,
Не назвать ли котёнка «Стеною»?

Старику отвечает старуха:
– Ты лишился на старости слуха!
Вот прислушайся вместе со мною:
Слышишь, мышка шуршит за стеною?
Точит дерево мышка-воришка.
Не назвать ли нам кошку – «Мышка»?

– Нет, старуха, – Старик отвечает, -
Кошка мышку со шкуркой съедает.
Значит, кошка сильнее немножко!
Не назвать ли нам кошку кошкой?

 

 

Я даю вам тематические блоки, в которых собраны специально подобранные стихи с интересными, очень характерными интонациями (точнее, с возможностью интересных интонаций). 

Ваша задача №1 – поискать свои интонации для их прочтения, найти свой способ их прочтения, прочитать их и записать их на диктофон.

Задача №2: прослушать эти стихотворения, как читают их профессионалы, и попытаться воспроизвести стихотворение с интонациями профессионалов. Снова – записать на диктофон.

Чтобы было удобнее работать, буду размещать и тексты стихотворений, и лучшие аудиозаписи их прочтения.

В результате должна быть не театральная декламация, а основные яркие и сильные интонации, востребованные в жизни. Что для этого нужно?

Выбрать правильное стихотворение, смысл, текст и интонацию которого можно применить в жизни. Это могут быть лирические, драматические, детские, веселые стихотворения. Читать их можно как для себя для повышения энергии, настроения, так и для других людей, детей. Подборки лучших эмоционально выразительных стихотворений можно посмотреть тут (…………..) и далее смотрите связанные статьи.

Читая стихотворение нужно научиться «доставать до души», чтобы люди почувствовали настоящую жизнь, увидели картину происходящих действий, запомнили смысл, прониклись душой.

Подобрать правильную интонацию. Интонация в стихотворении будет найдена тогда, когда слова легко произносить, когда они льются на одном дыхании, как в песне.

Подстроить дыхание. У каждого стихотворения есть свое дыхание. Его нужно найти или подобрать нужное.

В веселых стихотворениях лучше читать с детской интонацией. Получается действительно ярко, задорно, игриво, интересно.

Увидеть какое стихотворение нужно прочитать примерно в одной интонации, а какое с резкой сменой интонаций и картинок, чтобы были заметны перепады. Также здесь важно обратить внимание на частоту произношения. Где-то возможно проговаривать быстро, строка за строкой, где-то с теплотой, медленно и душевно.

Импровизировать нужно на базе хороших наработок, образцов. Если стихотворение читать впервые, то лучше сначала посмотреть как его читают профессионалы, а затем с той же интонацией прочитать самому. Т.к. копирование – это первый шаг, чтобы попасть в слог.

Проживать образ самому, когда читаешь стихотворение. Это тоже один из факторов, чтобы на все 100% подобрать интонацию!

Далее щелкайте табики наверху, под заголовком «Направления работы». Под табиками будут тексты специально подобранных стихотворений и образцы, которые вам нужно воспроизвести.

Комментарии (0):

Материалы по теме:

Картинка к "Барышня-крестьянка. Голос под задачу!"
26 окт. 2018 г.
По материалам фильма «Барышня-крестьянка»: копируя, тренируем голос и интонации. Освойте статусный, глубокий голос с богатой палитрой красивых тембров!
0Подробнее →
Картинка к "Интонации: профнабор руководителя"
08 сент. 2021 г.
Профессионально необходимые интонации в работе руководителя.
Картинка к "Пародии: «У попа была собака»"
18 нояб. 2021 г.
Подборка пародий из сборника «Парнас дыбом».